Псковская сказка про кота-баюна.

Псковская сказка про кота-баюна.

Жила когда-то во Псковской земле одна вдова. И была у неё одна-единственная дочка Параша. Раз пошла Параша с подругами в лес по ягоды. Долго ходила она подле подруг и много уже земляники и черники собрала, как вдруг приметила за берёзами, на болотце, целую поляну брусники, да такой большой и красной - словно кто жаркий костёр жжёт. Отошла Параша от подруг, присела у болотца и до самого вечера собирала бруснику. Но вот опомнилась - никого рядом нет, а солнце уж садиться. Страшно стало Параше, оглянулась - и место, кажется, совсем не то, незнакомое. Где же берёзки белые, где тропинка? Кругом только косматые ели да глухое болото. Долго Параша аукала подруг - никто не откликнулся. Делать нечего, собралась идти, куда ноги понесут. Хотела Параша корзинку с брусникой с земли поднять. Глядь - а корзинка доверху набита горячими красными углями. Совсем стало страшно Параше. Но, делать нечего, перекрестилась, сделала шаг, а нога в болоте увязает чуть не по колено. Смотрит Параша - у старой-старой сухой ели, совсем рядом, лежит хорошая, крепкая палка. Подняла её Параша и пошла куда глаза глядят, нащупывая себе палкой дорогу по кочкам. Долго шла Параша по болоту между седых елей, вдруг видит - в темноте у елового ствола что-то серое мелькнуло. Перепугалась Параша - думала волк. Так и замерла на месте от страха. Пригляделась - вовсе не волк идёт к ней, а кот - огромный котище, ни у кого во всей деревне, да, пожалуй и в самом Пскове, такого зверя не было.



Смотрит Параня, а палка её - уж не палка вовсе, а человечья кость, а на конце у неё мышиный череп. Закричала Параша и бросила палку.
А кот глядит на Параню хитрыми, жёлтыми глазами и усами, знай, подёргивает, будто усмехается. Долго он так глядел а потом говорит человеческим голосом: "Что же ты, говорит, Параня, без свеуо-то ходишь, когда я тебе такое жаркое огниво подарил?"
Собралась Параша с духом и спрашивает: "Какое-такое, мол, огниво?"
"А такое, брусничное, жаркое огниво" - говорит кот.
"Как бы я его в руки-то взяла? Все бы руки сожгла!"
"Авось, не сожгла бы" - говорит кот и хитро на Парашу поглядывает.
"Васенька, серенький", - взмолилась Параня, - "доведи меня, милый, до дома, страшно мне одной в лесу, я и места этого не знаю".
"Довести-то можно... только долг платежом красен. А чем ты, вдовья дочка, меня отблагодаришь".
"Сметаной тебя буду всякий день кормить!"



"Ишь ты!" - усмехается кот в усы, - "А много ли сметаны?"
"Досыта кормить буду!"
"Ой и досыта! Смотри, слово дано, назад не заберёшь. Уговорились, поможет тебе кот-Баюн!"
Так сказал, и вмиг Параня у себя дома на печи проснулась. Мать уж и стол накрыла, говорит "заспалась же ты, Параня! А я, вишь, сватов зазвала, неровен час приедут! Одевайся немедля! Засиделась ты в девках, знай только с подружками по лесу бродишь да песни поёшь, одно горе мне с тобой, внуков не дождусь!"
Только успела Параня одеться - стучит в дверь жених. Мать к двери - отпирает, а там - сам Кот-Баюн. Огромный, серый, шерсть так и лоснится, одет в красный кафтан, сразу видно - жених хоть куда. Глядит на Парашу хитрыми глазами, да, знай, посмеивается.
Как закричит тут бедная Параня: "не хочу за кота замуж!"



Закричала... и проснулась снова на печи. "Уж не сон ли снова?" - думает и как ущипнёт себя за щёку, аж вскрикнула от боли.
Слезла Параша с печи, и пошёл у них с матерью день, какой обычно бывал. А Параша нарадоваться тому не может, что проснулась, так и поёт у неё душа. Только вот всё думает: "А что если вдруг заявится кот за своей сметаной".
Вот день проходит, другой проходит - нет кота. И уж как Параша рада, "знать, пригрезилось" - думает.
Так и год прошёл, Параня о коте и думать забыла, вот ей уж и наяву жених нашёлся, хороший был парень из соседней деревни. Вот сговорились, свадьбу сыграли и зажили славно.
Срок подошёл, родила Параша первенца. Глядь - а ребёночек-то у неё весь в серой шерсти и кричит на человечьем наречье: "сметаны, мамка, подовай".
А Параша только вопит "Ай, ай, ай!"
А тот всё, знай, своё: "Давай, мамаша, сметаны!"
Тут закричал петух, проснулась Параня, как и засыпала - на сносях, и давай снова себя за щеку щипать. Да как завизжит опять от боли, муж проснулся, "что, Параня, случилось?" - спрашивает.
А Параша ему, мол, так и так, сметаны надо, да побольше. Удивился муж, пошёл по соседям, со двора по ложке - так бочка и собралась.
Поставила Параня бочку на двор и ждёт. Вот ночью глядит в окно - идёт по двору огромный серый котище, увидел бочку, облизнулся, и всю в один присест вылезал.
- Мало! - кричит.



Разбудила Параня мужа, ещё сметаны требует. Тот и ночью пошёл по соседям, ещё бочёнок раздобыл и прямо перед котом-Баюном поставил. Вылизал кот сметану - как ни бывало. И опять вопит: "Мало!"
И в третий раз пошёл Парашин муж по соседям, а соседи его гонят: "на тебя, мол, не напасёшься".
Так дошёл он до последней избы, что у самого леса стояла. Жил там дряхлый старик, никакого хозяйства у него не было. Вот и думает Парашин муж воротиться, "чего, мол, со старика возьмёшь, у него и корки хлеба нет, а я, вишь, за сметаной..." Да подумал "была ни была, счасья попытаю" и в дверь постучал.
Отворил ему старик, стал просить его наш молодец - так мол и так, без сметаны совсем кот-Баюн жену изведёт.
А старик ему так говорит:
"Эх, вишь ты, сметаны ему, серому ироду подавай, я его теперечас своим огнивом как огрею, он у меня будет знать!"
И схватил горячие красные уголья, что будто бы в лукошко были сложены. Дивиться Парашин муж, что уголья лукошко не опалили, а дед ему так говорит:
"Это, говорит, горячая брусника - её мы с моей бабкой два года как на старом болоте нашли! Ох, и проучим теперь Баюна!"
Выскочил дед из избы, всю деревню пробежал - Парашин муж едва за ним поспевал - да как подскочит к Баюну, тот и опомниться не успел, как горячие угли на него посыпались. А дед бьёт кота лукошком с угольями да приговаривает:
"Иш ты, к людям повадился, ехидново отродье, сметаны ему подавай! Узнаёшь меня, старого страдальца, которому ты столько крови попортил? Ох я тебе шёрстку-то повыдергаю, серенькай!"
Кот насилу ноги унёс.
Параша с мужем отблагодарили старика чем смогли и спать отправились. Наутро проснулись, глядь - а на дворе вокруг двух пустых бочек красная-красная брусника рассыпана.
Хотели старику рассказать - к его избе явились - а его и след простыл. Стали узнавать по соседям, где дед, что на краю деревни жил.
А те и говорят: "Да он уж давно помер! Вчера, почитай, и сорок дней было..."
Не приходил больше кот к Паране, сын у ней родился здоровый - и я на крестинах бывал, мёд-пиво пивал, по усам текло, в рот не попало, а на душе пьяно да сыто стало.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  • Яндекс.Метрика