Сказка о малыше-кротенке.

Сказка о малыше-кротенке.

В саду под корнями старой раскидистой яблони обосновалось семейство кротов. Они выкопали замечательный дом с множеством добротных кладовых и уютных спаленок, где так хорошо было нянчить маленьких кротят. Вообще-то у кротовьего племени рождается много детишек. Их может быть и пять и девять. Но в семье, жившей под яблоней, было всего лишь трое малюток, которые в полной мере получали внимание и любовь своих родителей. Папа и мама старались дать детям всё самое лучшее. Глава семейства каждый день уходил из уютной норки искать пропитание для своих крошек и жены. Он был сильный и смелый крот. Поймав очередного червячка или букашку, папа нёс добычу домой и каждый раз говорил жене:
— Смотри, какие они жирненькие в этот раз. Попомни моё слово, однажды я добуду для нас змею, как мой славный героический прадед!
Конечно, никто не знал, правда ли эта история про прадеда-крота или всего лишь легенда, но жена слушала мужа и восхищённо поддакивала. А он ещё больше старался и верил, что когда-нибудь поймает настоящую кобру или хотя бы ужа. А пока папа-крот приносил в норку червячков, из которых мама семейства готовила отличные консервы на зиму.





На все эти заботы и хлопоты смотрели трое детишек-кротят и учились потихоньку всему, что пригодится во взрослой жизни. У старшего сыночка особенно хорошо получалось копать землю и ставить ловушки для легкомысленных букашек, из которых средняя дочка очень успешно училась готовить припасы на зиму, как делала это мама. А вот самый маленький сынок был хоть и очень способным, но ничему не хотел учиться. И вообще, кротовья жизнь его категорически не устраивала. Он то и дело норовил сбежать из тёплого семейного дома под землёй наружу. Как ни пытались родители объяснить, что яркое солнце вредно для кротовьего организма, младшенький ничего не хотел об этом слышать и делал всё по своему. Однажды он по своему обыкновению выбрался наверх и, раскинув лапки в стороны, грел животик на солнце. Тут его и нашёл щенок. Он очень удивился, потому что никогда до сих пор, не видел кротов.
—Ты кто? — спросил щенок.
— А ты кто? — задиристо ответил маленький крот вопросом на вопрос.
Щенок растерянно присел на задние лапки и сказал:
— Я щенок Тузик. А тебя как зовут?
— Я крот, просто крот.



— А твоё имя? Разве у тебя нет имени? — удивился Тузик.— Как же тебя родители называют?
— Меня называют младшенький. А ещё есть старшенький и средняя дочка. А у всех нас троих есть мама и папа. Мы все — кроты. — гордо ответил маленький крот.
— А если вы в гости пойдёте или к вам гости придут, как вы друг друга будете называть? — не унимался щенок. — Это неправильно— жить без имени.
— Мы, кроты, гостей не любим и сами в гости не ходим. Мы не общительные … и вообще, под землёй всё по-другому, и жизнь другая. — зевнул малыш-крот. — Надоело мне там всё. Я наверху люблю бывать. Загораю вот на солнышке. Родня меня не понимает. Провинциалы … что с них возьмёшь?
Кротик вздохнул и перевернулся со спины на живот.
— Эх, вот бы поселиться где-нибудь здесь и жить в своё удовольствие. Травка, небо голубое, солнышко — яркие краски жизни. Не то что у нас под землей: из дома ни ногой, а захочешь погулять, так нужно сначала траншею для этого выкопать. Тоска … — протянул кротёнок.
— А хочешь, пойдём к нам. Будешь жить со мной в одной будке, — завилял хвостом Тузик. — Только вот имя тебе нужно какое-то придумать. Давай, ты будешь Шарик!
— А что. Хорошее имя. Шарик так Шарик — одобрил маленький крот.
—Только… — Тузик смущённо опустил глаза, – давай скажем, что ты такая собака необычной породы. Понимаешь, родители у меня очень породу уважают.
— Да я согласен не то что собакой, курицей стать. Только бы не кротом.
— Ну, вот и чудесно! Пойдем, Шарик, весело пролаял щенок.
Кротику было очень радостно от того, что его мечта сбылась, и он усиленно изображал из себя собаку перед родителями щенка. А те приняли его в свою семью.



Однако время шло, а маленький крот стал замечать, что быть собакой не так уж и весело. Ему не нравились косточки, которыми Тузик с ним делился. Ему не нравилось любимое развлечение щенков — бег наперегонки. Не очень-то побегаешь, когда твои лапки такие коротенькие. Хвостиком вилять у него тоже не получалось. Да и от яркого солнца у болели глазки. Жизнь наверху всё больше разочаровывала крота. Только новое имя пришлось ему по душе. А однажды он услышал разговор от которого ему стало совсем грустно.
К маме Тузика в гости пришла приятельница. Разболтавшись, она сказала:
— Найда , какой у тебя странный сынок приёмный. Он и на собаку–то нормальную не похож. Что за странные лапы! Ушей нет, только складочки кожи какие-то! Да и глазки подкачали — крошечные, как маковое зёрнышко. Редкостный уродец!
— Это такая порода. Называется кроттерьер. Очень редкая и дорогая, — оправдывалась мать Тузика.
— И всё равно,— лаяла гостья, — как вы его терпите? Он такой странный…
—Терпим. А куда деваться? У бедного сиротки нет родителей. Он один на свете… А у моего Тузика такое доброе сердце, вечно он всяких убогих подбирает. Ну да за это нам воздастся — печально закатила глаза Найда.
Ой как грустно стало кротику. Его терпят из милости и считают уродцем!
Он чужой в этом собачьем мире! А ведь у мамочки он был в любимчиках, она считала его красавчиком и очень даже талантливым. Где же ты, мама? Впервые кротенок вспомнил о своём настоящем доме.
— Ах, как мне стыдно. Как я мог отказаться от своих родных, — грустно простонал малыш. — Сейчас же пойду к ним и попрошу прощения!
— До свидания, Тузик! Спасибо за всё! — громко прокричал маленький крот и поспешил домой.
А там его ждала семья. Они уже все глаза выплакали и мысленно простились с ним навсегда. А тут такая радость — младшенький вернулся. Он попросил у всех прощения и стал очень усердным кротом. Всю свою жизнь ловил червей и копал землю. Вот только на поверхность больше не выходил и Шариком себя не называл. Ведь каждому нужно жить в своём домике. И если ты крот, то и будь им, а не притворяйся собакой.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  • Яндекс.Метрика